Чудовище (очень тяжелые почти белые стихи)

Ты сделал из меня чудовище.
Не ваял, как скульптор
Словом острым, как мечом по плоти... 
Рассекая и, терзая бесконечно,
Мысли черные ты порождаешь в моей сути сам.
Холод. Холодно и одиночество 
Вкрадывается в мои глаза и сердце,
Прорастая ядом,
Прорастая бездной....
Огонь мой гасишь так было всегда,
Всегда агония печаль со мною рядом шли.
Любовь... Палач... Над плахой голову склоня,
Чудовище я...
Алчное ничтожное чудовище.
Опутывая ложью благородства,
Опутывая бестолковым смехом
И хохоча пусть демон надо мной летает,
Путь радуется зло 
Тем белым крыльям, что лежат упавшие рядом.
Разбитый в осколки нимб...
Падшая дева
Чудовище...
С ненасытной утробой.
Ангелы пусть плачут.
Что еще дано им сделать.
Слепа, глуха, беспомощна, жалка.
Дорога в ад... уносит извиваясь
Лишь волосы мелькают словно шаль...
Ты втаптываешь в грязь 
И мудрость твоя - шпагой,
И жизнь твоя - иглой.
Обнять и уколоться.
Потухшую звезды, как падаль, пусть пинают.
Ногами. Жестоко не щадя.
Сердечко стучит все сильнее.
Быстрее, напористее.
Оно протестует, оно хочет жить.
Ему так жаль... так жаль своих несбывшихся мечтаний,
Душе своих метаний
Все пыль.. и развевается навек.
Лишь ветру стоит ласково подуть
И ничего уж нет.
Исчезло все.
В скитаньях вновь бежишь за новым миражом.
Опять, опять и снова кол
И снова шип и яд, он гложет раны,
Пропитывая тело, он стремиться вглубь.
Нашептывая речи сладкие дурманом,
Он тешит слух.
И в злой жестокости его уж правды больше,
Чем в меде слов твоих, в которые не веришь сам.
Как в коконе невестою я демону завьюсь,
Как в коконе, как куколка явлюсь.
Пустая кукла и стекло в глазах.
Там, где на них сверкали слезы, лед теперь.
Пронзая небеса, мой крик разрежет бархат синевы,
Меч устремится в лед, а там уж не болит.
Нет боли, ты ударь сильней и все в осколки превратится.
В них ты увидишь отражение свое.
Ты посмотри кто ты?
Кто ты...
На что всю жизнь трудился?
И в чьих слезах сейчас твое лицо?
Чудовище гналось вслед за тобою.
Не Богиня.
Нет, у Богини сладкий голосок
И поступь легкая,
И серебристый смех,
Блестящие глаза.
Там Жизнь живет и там Любовь.
Гляди и в них увидишь отраженье
Они расскажут, что такое счастье. 
Но не ищи в моих слезах,
Давно уж в сердце нет ответа.
Не знаю ничего я 
И руки хладные мои тебя уж не согреют.
Приласкают Богини нежные касанья,
А я уйду прости мои прощанья.
Чтоб кровь не видел ты,
Как с тела вытекает,
Чтоб ты не видел как хладею я...
И как в глазах моих и слезы замирают,
И как затихнет сердце, не найдя
Ни сил, ни проблесков надежды, ничего..
Ты счастлив? Что ты доказал, а что узнал?
Кому ты что сказал, а что ты сделал?
Лишь разрушенью помогаешь....
("Сердце хрупко.
Не разбей его ложными обвинениями" (С) Umrao Jaan)
В следующий раз, как будешь думать, что любишь...

***

Еще дитем мечтала я о тех краях,
Где все друг друга понимают,
Где нет ни лжи, ни зла,
Лишь только радость, счастье.
Недаром камни била я однажды, 
Чтоб путь найти,
Но с кем, куда?
Никто меня не научал любви,
Сама я обо всем мечтала.
Картины рисовала встречи двух влюбленных,
Их взгляды пылкие,
Их шепот среди ночи,
Смущенные касанья и улыбки,
Их бесконечные беседы под луной
И в озере купанье.
Когда планета вся внимает счастью их,
Их радости и вместе все танцуют,
Душа поет, звенит на все просторы и в века.
О том мечтала я...
А ты пронзаешь клеветою,
Ты судишь то, что сам и не понял.
Слова мои лишь мимо пролетели,
Чужие речи ты услышал и принял.
Ты ничего не понимаешь в моей речи
И даже слез моих увидишь блеск
Лишь так, как хочешь видеть ты.
Все отраженья — то ложь...
Разбитые мечты...
Дитем малым стояла у окна,
Ждала чего-то и всегда рыдала.
Кто объяснит, что в сердце у меня?
Коль и сама я ничего не знаю.
Во мне ты не ищи, в себе ищи.
Но что в себе ты видишь
Кроме тени?
Никто нам не поможет, не спасет,
Плечами пожимая в сожаленьи.
Меня ты судишь словом острым, не поняв,
Но сколько сказано уж было остро мною.
И что из этого всего, приняв,
Ты находил в себе порою?
Что делал ты без слова моего?
За что теперь жестоко погребаешь...
Душа моя бедна и мучается, да, увы...
Ты за страданья так бездумно унижаешь?
Лгать не могу я никогда  и не хочу.
Несчастна я, безмерно одинока.
Причины этого кто может объяснить?
Лишь плачу я безлунною порою,
Когда уж не на что совсем смотреть.
Лежу я, обнимаемая тьмою,
Всегда ей есть за что меня согреть.
Так где-то ночи жаркие влюбленные проводят,
А я укрыта в бархатных ладонях
И лежу одна.
Пусть даже и с тобою рядом,
Но будто проклята и скована...
Чужая...
Ты привык к другой жизни
И трудно что-то в ней теперь менять.
Чтобы найти в ней место для меня...
Выталкиваешь ты меня все время из нее.
Мне места нет там.
Там уже и так набралось много люду.
И дел.
Так много дел в твоей жизни,
Что делает тебя счастливой.
Привык ты к ним.
И все они к тебе привыкли,
Ни с кем тебя не захотят делить.
Ты их!
Не мой. Какое дело до любимых.
Все жили так, пока я не пришла.
Но так уж даже повелось в природе,
Детеныши взрослеют и уходят,
И жизнь у них теперь своя.
Своя семья...
И дети вот у них.
И тоже все однажды ведь уходят...
Любить ты можешь многих, целый мир,
Но на кусочки всем делить, 
Лишь жалкие крохи бросать каждому.
Быть может ты определись,
Что в жизни для тебя скорее важно?
В двух городах ты сразу хочешь побывать
И старый мир нетронутым оставить.
Но новый никогда там не построить..
Придется что-то подвигать...
Но двигать ты не хочешь, не готов.
За что теперь меня ты обвиняешь?
Что в жизнь твою пришла, украв?
От всех и вся?
Что должен мне теперь ты время посвящать?
Прости за это преступленье,
Я, право, не хотела...
И даже в мыслях пожелать такого не хотела.
Оставайся с теми, кто дорог так тебе.
Я не хочу глотать крохи,
Что мне бросаешь, как бомжу иль попрошайке.
Любовь она ведь всеобъемлюща.
Любя меня, любить других не перестанешь,
Но все меняется однажды  в жизни этой...
А ты болтаешься, не зная, что желаешь...
В любви ведь третий лишний... И четвертый, и десятый...
Любовь лишь для двоих.
Та, что всем жизням дарит начало.
Та, что всегда двоих тянула друг к другу.
Та, что породила все остальные формы любви.
Не было бы двоих.
Не было бы дочери и сына.
Не было бы брата и сестры.
Не было бы и отца, и мамы.
Болтались бы приблуды, жадные на ласку...
Ты так пристально осторожно отмеряешь,
Дозируя любовь свою всем строго и по назначенью.
Тебе вот столько, а еще положено тебе.
Нет! Не хочу такого - мне тошнит!
Я - не два города, а лишь один.
И в нем ли есть твоя любовь?
Ищи... но больше никогда не лги мне...
Не скверни своим неверным словом душу.
Не искупаешься в моих слезах,
А дернешься — утонешь.
Ты даже это не понял.

Так много власти силы. Ты себя отмеряешь,
В будущее готовясь,
Толпой управлять,
Свой Рай создавать
Чтоб никто не мешал?
Так не будет.
Так много людей, все вокруг также жаждут любви как и я...

Нет для влюбленных расстоянья
И дел себе они найти так могут много.
Ведь нет границы для души...
А лишь для тела.
А ты все на потом, потом.
Когда потом?
Коль счастья нет сейчас, уже и встреча не поможет.
Уже и близость оживить не сможет нас.
Коль нет сейчас.
Того, о чем мечтает каждая душа живая.
Нет рамок для нее...
Но все потом...
А что сейчас?
Всё те же души, и так же могут рядом быть.
Но всё дела, дела и лишь предубежденье.
Так почему не могут на пути звезды они сойтись?
Влюбленным нету расставанья,
Коль сердце любит - так с любимым каждый миг
Живет и радуется, что два сердца вместе.
Пусть и за сотни лиг...
Конечно, рядом быть телами всеми это так приятно...
Но расстояние над нами, как палач.
Стена глухая будто, 
Где не видим и не слышим.
Так не должно быть.
Это гложет так меня...
На расстоянии мы словно чужие.
Но такими же были и рядом, ты знаешь...
Как рыдала тихонько лежа я с тобою в кровати...
Почему? Душа моя так терзалась
Почему?
Одинокой порой себя чувствовала,
Чужая будто
Так чужою в доме вашем я всегда себя и ощущала.
Как воровка, что пришла любовь твою забрать.
Никто ее делить не хочет. И не будет.
Воровка я, а красть я не хочу!
Коль сам не хочшеь дать, просить не буду я.
Но не руби своим ты словом. Не руби!
Ты слышишь? Не хочу всю жизнь я ждать подачки...
Дозометр твой давно сломался...
И работает неверно...
И все равно он — зло
Ты как торговец счастьем...
Так безмерно больно... мне.

Ты говоришь, вдвоем мы другу помогали бы,
Но все ведь уперто опять в финансы.
Да и когда с тобою я бы занималась?
Ведь у тебя дела, дела,
А это время
Так много времени нам нужно друг для друга.
Нет времени такого у тебя!
Ты мне не сможешь его дать.
И другу моему.
Что сердце за него болит и счастья я ему желаю,
Чудовище в том я, 
что я тебя не захотела напрягать?
Вместе... вместе...
Коль хотел бы, мы давно бы уже все вместе сделали!
Ты так и не понял, что по-настоящему меня останавливает.
Так и не понял.
В любви твоей я сомневаюсь и в своей, в придачу.
Все так неладно в наших отношеньях.
Ты так за жизнь свою привычную цепляешься.
Не вижу места я себе там...
Совсем.
Та маленькая дырочка, что мне ты отвел,
В нее не пролезаю я, увы.
А чтобы сделать больше,
Так это много я прошу.
Да, много я прошу.
Нет места для меня в твоей жизни.
И не лги.
Нет места.
Это лишь меня останавливало.
Только это.
Чужой себя всю жизнь я чувствовать не хочу!
Врагом твоим любимым стать так и подавно!
Чтоб проклинали все они и ненавидели меня
За то, что я тебя оторвала от сердца их?
О нет! Не прочь судьбу ты мне такую!
Ты сам решиться ни на что не можешь,
Меня ты обвиняешь.
Я вижу, что меня ждет у тебя
И я боюсь.
Не за себя.
За то, что за война потом так разразится,
Что сам не будешь рад.
И сам меня же ты прогонишь.
А чтоб семью покинул ты из-за меня тебе такого никогда не пожелаю!
Ты пристыжаешь, что прошу любви внимания я много,
Что всем любовь нужна и маме, и другим
А ты подумай сам,
К тебе я уезжаю!
Весь род свой покидая!
Всех!
И друзей!
Лишь для тебя!
Я делаю неправильно?
Я их предаю этим?
Коль ты меня такими попрекаешь деяниями...
Значит я еще предательница даже
Свою семью я не люблю...
Свою страну и родину и все готова я была покинуть, 
За любовь нашу.
А ты?
На всем готовом, как жил, так будешь жить.
И все родные рядом.
И я виновна в том, что время я твое краду.
Да, я преступница.
Но прежде сделал ты меня такою
В своих глазах.
Как смел меня ты этим попрекнуть...
Не требую ведь от тебя такого,
Что сама дать не могу.
Как это ты не понимаешь.
В любви третий - лишний...
Но это не значит, что больше не будешь любить никого.
Как же больно слышать такое от тебя, как больно.
Душа моя растерзана,
Разбита и повержена.
Унижена словами глупыми...
Ты рад? Чего добился ты?
Ну стой теперь над тленом.
Дели и дальше все свои мечты.
Быть может, ты насытишься однажды пленом.
Тем, что сам же для себя создал.
В плену нет места для меня, ты прав....
Туда я не влезаю.
Какое нужно иметь большое сердце, чтобы принять туда целую душу!

Ты сам себе противоречишь
Сначала говоришь что вместе трапезу приятно разделить
Глаза в глаза...
Потом ты пишешь, что еда неважным делом была для тебя.
Была, поверю. Но тогда уж рядом я стояла...
Тогда ты не считал, что трапеза со мной тебе так дорога. 
Что, не любил тогда ты скажешь?
Ох, где же ложь и истина где?

Что же это за любовь, когда ее ты принимаешь, будто данность?
Не радуешься ей ты каждый день...
И коль уже пришла она, ее не замечаешь.
Будто было так всегда.
Любовь — это Дар Отца нам.
Дар, который так попрали...
Приняли, будто по нужде сходить.
Так каждый день есть и радости уж в том не видно.
Другие горизонты начинают манить,
Вплоть до другой женщины.
Любовь и привычка — это не совместимые вещи.
Любовь приносит счастье...
И если ты чувствуешь себя, как обычно, живешь, как и жил,
Ее не замечая...
То это плохая любовь.
Не дарит она полета каждый день.
А должна...
И будничными от того слова все становятся,
Что будничной любовь тебе стала...
Не их частота их пошлит,
А само ощущение
Само отношение...
Коль нет счастья в очах от любви такой -
Прочь гони ее, фальшивку.
Прочь гони ее, паршивку.
Чтоб от истинного светоча тебя не закрывала!
От той любви, что каждый день дарить тебе улыбку будет...
А не от той, что вмиг привычной тенью стала.
Такою жертвой себя ты представляешь,
Слова бросашеь о любви, о вечности,
Что ждать меня ты будешь,
Когда я вспомню о тебе...
Тебе я не нужна в помине...
Считаешь ты, что для любви для нашей
Не сделала я ровным счетом ничего.
А ты вон сколько сделал...
Оглянись, прошу тебя... И посмотри, почувствуй...
В сравнении с твоими действиями по словам. 
Себя чудовищем опять я ощущаю
Что ж за Богиня и за Бог?
У них все ладно, идеально.
А у нас?
За жизнь ты старую цепляешься.
Но не хочу врагом я становиться в итоге ни тебе, ни им.
А стану ведь!
Вот даже щас уже ведь говорят.
Ворожка я...
Тебя заворожила.
Лишь потому, что любящим нужно время???
За что, за что???
Сама ведь так же как и ты сижу
И слово каждое ловлю...
А я ворожка...
Как-будто старыми родились, молодыми не были...
Не понимают что ли, что любовь такое...
Вот видишь.. времени тебе они и не дадут.
Врагом всем стану я... увы
Того я и боялась...
Ты слишком долго был один.
К тебе все и попривыкали.
Всегда ты под рукой.
И всем ты няня, и добрая хозяйка, и помощник.
А тут пришла какая-то любимая и все внимание почти себе затребовала.
Но так ведь и должно быть,
Но слишком им уж непривычно...
Ты слишком долго был один.
Они и ты, вы все привыкли к этой жизни.
Вот потому себя чужой я чувствовала.
Вражду я чую скрытую.
Приеду, будто выгнать все мечтают меня.
Из жизни твоей.
Потому что любовь всеобъемлюща...
В любви третий - лишний...

Все что ищу в тебе — любовь.
Ту, о которой я мечтала.
Ту, истинную.
Что зажигает свет в очах
И там уже не одиноко и не холодно.
Никто не посмеет нарушить единение двоих....
Оскорбление это союза!
Разрушение... врагами нас сделать пытаются все.
И темные тоже. 
А тут еще и сами помощники им. Вот так.
Неуклюже.
Любовь это серость и будничность?
А полет лишь влюбленным на скамеечке в свиданьях? 
И то, лишь на первых порах?
Так к чему такая любовь?
Что есть она, что нет ее.
Лишь человек чужой под боком все мешает..
Еще и заботься о нем.
И тужься слова приятные говорить,
Ласку и заботу проявлять.
Зачем вся эта ложь?
Коль от души должно идти все это.
От истинной любви....
1 мая 2008 г.
Designed by Lainurol, 2007-2010
Developed by Stranger, 2008