Конец света?

абсолютно и полностью по мотивам сна
Где сегодня земля трясется?
Сколько ждать до нового страха?
Сколько жаться, пока утрясется,
И гадать, ожидает ли плаха.
Сколько бегать средь лиц спокойных,
Средь страстей их, занятий важных?
И тайком созерцать покойных,
В душах их молодцов отважных.
Сколько вздрагивать в непониманье,
Почему не звездой свободы,
Увлекаемы смертью ранней
Побыстрее вкусить пороки.  
Среди зла или осужденья
В сей забаве  живется сладко,
Не заметив, что ополченье
Враг уже подсылал украдкой.
И тревожно пройдя по свету,
Кто заметит толпу барашек?
Они белые, и одеты,
Даже многих сегодня краше.
По делам все бегут и блеют,
Где-то ждет их живой хозяин,
А пока с ними лишь соседи,
А пока с ними проживаем. 

Снова ночь и огни взорвались,
Где-то новые крики боли,
Чей-то страх, до кого добрались?
Кто вкусил до конца неволи?
Кто себя потерял беспечно,
И отдал на поругу жизни,
И страдать им придется вечно,
Лишь мечтая о скорой тризне.
Что за новое горе, откуда?
Что за ужас таится сзади,
Что спасет, что победой будет?
Страсти верно поможет сгладить.

Нас так мало, друзья – чужие,
Лишь вчера они были с нами,
А теперь их глаза лихие,
И съедобными нас называют.
Кожа их то спошные раны,
Как с пожара легли ожоги,
Но зато им даны в управу
Их барашки, жилья пороги.
Кровь отравлена их иглою,
Только тех, что с врагом сражались,
Только тех, что вчера собою
Защищали и не боялись.
Так в отчаяньи и познали,
Что вокруг за белы барашки,
Те, кто совесть свою предали,
Те, кто суть свою бросил плашмя.

Поспеши же, мой друг, темнеет,
Скоро вражие стаи выйдут,
План давно они все лелеют,
Чтоб увидеть, как станешь ими.
Не губи, я прошу, умоляю,
Не спеши, надо сесть подумать,
Нас все меньше, и так ведь мало,
Кто друзья ныне - не додумать...

 - Нет!!! Предатели! Нет! О боги!
Да, ты лучником был прекрасным...
А теперь ты рабом их строгим
Добиваешь наш мир опасный...
 - Нет! – в безумье схватили руки
И назад потащив за ноги,
Созерцая паралич, муки...
И сжимая твои ожоги.
Вот в чем дело, чернее ночи
Водоем, что когда-то прудом
Чистым тешил другие очи,
А теперь оживленье трупам.
Твое тело закинут в жижу,
И оттуда вернешься здравый,
Но тебя я уже не увижу,
И в очах твоих тень отравы.
Вот, мой друг, и твои барашки,
Убегать?? Ты прости, забыла...
Вновь по коже моей мурашки,
Обреченность в глазах застыла.
Да, бегу, ты прости, так тяжко
Покидать здесь надежду снова,
Я осталась одна? На страже?
И одела судьбы оковы.
Быть гонимой до ранней зорьки,
Бесполезной до вздоха смерти,
Не придумать судьбы мне горькой,
Чем скитаться одной по свету.
И в тоске помнить крылья счастья,
Созерцая гарь разрушенья.
Нет, не выживу, мне не кляться,
Что останусь и одолею.
Не проси, а сейчас сбегаю,
Как последняя труса жалость,
И повсюду враг окружает,
Пробежать я смогу лишь малость.

На вершины край, на скале осталась, 
Вот подходят уже бараны,
Нет я вам не продамся в рабство,
Пусть за тело поплачут раны.
Вниз одна лишь теперь дорога
Сквозь обрыв, но паду свободной,
Я последней коснусь порога,
За которым конец наш полный.
Лишь одно попросить я смею,
Доживу ль до зари, до света?
Выстоять ли всю ночь сумею?
Солнца всход проводить завестный.
Чтоб в последний раз видеть чудо,
И последних цветов нектары,
Что теперь с миром нашим будет,
На баранах сгниют гектары.
Торопись время, поторопись же,
Вот подходят они плотнее.
Мне лишь шаг остается их же,
Перед тем, как здесь все истлеет.
И успела заря до срока,
Ей Луна нашептала слово,
А планету ускорили звезды,
Даже солнце казалось новым.
Увидала тогда с восторгом, 
Не везде мир сломился слабо,
Много мест еще сильных, гордых.
Знать не в скалы теперь ей надо.
Проведет по пустынням грозным,
Солнца свет, чтоб с пути не сбилась,
А ночами помогут звезды,
Чтоб планета быстрей кружилась. 
17 марта 2010 г.
Designed by Lainurol, 2007-2010
Developed by Stranger, 2008